f5ec4dbc

Клэнси Том - Джек Райан 11 (Медведь И Дракон)



ТОМ КЛЭНСИ
МЕДВЕДЬ И ДРАКОН
ДЖЕК РАЙАН – 11
Аннотация
Китайскому дракону, растущему не по дням, а по часам, уже давно не хватало пищи — земля Поднебесной бедна природными ресурсами и не в силах удовлетворять потребности экономики. Коммунистические вожди КНР нашли выход из безнадёжной ситуации — они решили поживиться за счёт дряхлеющего русского медведя и захватить вновь открытые в Сибири гигантские месторождения нефти и золота. Казалось бы, победа неизбежна, но китайцы не учли весьма важный фактор. Соединённые Штаты Америки возглавлял молодой и деятельный президент Джон Патрик Райан, готовый ради торжества свободы и демократии во всем мире пойти на самые крайние меры…
История восхищается мудрыми,
Но превозносит храбрых.
Эдмонд Моррис
Пролог
Белый «Мерседес»
Поездка на работу везде одинакова, и переход от марксизмаленинизма к хаотическому капитализму мало что изменил, разве что жизнь стала чуть хуже. Ехать по Москве, городу с широкими улицами, стало теперь труднее, потому что стало очень много автомобилей.

Центральная полоса просторных бульваров, езду по которой члены Политбюро и Центрального комитета, подобно великим князьям, разъезжавшим в санях, запряжённых тройками лошадей в царское время, считали своим личным и неоспоримым правом, больше не охранялась милиционерами. Теперь она стала всего лишь одной из полос движения гигантского потока машин.
Одним из автомобилей этого потока был белый «Мерседес600» Сергея Николаевича Головко — огромная машина с кузовом класса S и двенадцатью цилиндрами германской мощи под капотом. В Москве таких автомобилей немного, и такая великолепная машина должна была смущать своего владельца… но не смущала.

Может быть, в этом городе больше нет номенклатуры, но у некоторых должностей всётаки оставались коекакие привилегии, а Головко был директором СВР — Службы внешней разведки. На верхнем этаже недавно построенного высотного дома на Кутузовском проспекте у него была просторная квартира с немецким бытовым оборудованием, что всегда являлось роскошью, которой удостаивались только самые высокопоставленные государственные чиновники.
За рулём служебного «Мерседеса» сидел Анатолий, высокий и широкоплечий майор, бывший спецназовец, признанный эксперт по специальным операциям. В наплечной кобуре под курткой у него скрывался пистолет, и он вёл автомобиль, за которым любовно ухаживал, как за живым существом, со свирепой агрессивностью, причём ухитрялся ловко маневрировать в гуще других автомобилей.

Окна «Мерседеса», изготовленные из толстого поликарбоната и способные остановить любую пулю, вплоть до 12,7миллиметровой пулемётной — так утверждала компания, у которой приобрели «Мерседес» шестнадцать месяцев назад, — были покрыты тёмным пластиком, благодаря чему сидящие внутри были скрыты от постороннего взгляда. Броня делала автомобиль на тонну тяжелее обычных «Мерседесов600», однако мощность и плавность движения ничуть не страдали от этого.

Чего нельзя было сказать о подвеске. Дороги были, как обычно, не в лучшем состоянии. В конечном итоге именно неровное покрытие приведёт к выходу машины из строя. «Дрянь дороги», — привычно отметил про себя Головко, переворачивая страницу утренней газеты.

Это была «Интернешнл Геральд Трибьюн», всегда хороший источник информации, потому что её выпускали совместно «Вашингтон Пост» и «НьюЙорк Таймс» — две самые информированные разведывательные службы в мире.
Он поступил на разведывательную службу ещё в то время, когда она входила в организацию, известную под названием КГБ